На всеобщее обозрение.

Глава 1: Начало

 

 

 

С чего, думаете, начнется моя история? Нет, вы неправильно подумали. Я не принцесса, я обычная девчонка, каких миллионы в этом мире, и моя жизнь вряд ли похожа на сказку. Я не хочу рассказывать о себе. Это потом, если уж совсем контакт наладим. В этой истории, как и все плохое в моей жизни, началось с обыкновенной ссоры. Вы, наверное, часто ругаетесь со своей матерью? Проблема отцов и детей стара, как мир. И, наверное, так же вы с ней часто миритесь. Я не исключение. Единственное отличие этой ссоры от всех предыдущих – эта перешла все границы. Боясь усугубить то, что уже произошло, я решила сбежать. Схватив куртку и на ходу впрыгивая в ботинки, я вылетела на улицу, стараясь выкинуть из головы противный голос матери.


Черт! Как же меня достали все эти нотации и указания на то, как же все-таки я неправильно живу! Моему возмущению не было предела. Но уже сейчас я радовалась тому, что я не дома и что теперь меня окружает тишина. Весь вопрос в том, что куда теперь идти. Этот вопрос мучит меня больше всех остальных. Идя по ночному городу, погрязнув в сомнениях, я ничего не видела, брела, не разбирая дороги. Обратно домой не хотелось, но и, к сожалению, сейчас я не могла припомнить хотя бы одного человека, который может впустить меня к себе, когда на часах уже пробило одиннадцать. Внезапно Я так отчаянно жала на звонок, будто от этого зависела моя жизнь. Дверь открылась так же стремительно и на пороге материализовалась Настя – моя одноклассница. Взглянув на меня и мой растрепанный вид, ее лицо вытянулось в овал.

— Что с тобой стряслось?! – с места в карьер рванула Настя.

— Я совсем плохо выгляжу, да? – бесстрастно произнесла я.

— Увидела бы себя в зеркале, поняла бы меня, — ответила она и пропустила меня в квартиру.

Попав в квартиру, первым делом я подошла к зеркалу. Зареванное лицо, красные глаза, потёкшая тушь. Видок тот еще, на любителя. Вообще-то я редко крашусь, но почему-то именно сегодня мне захотелось ярко накрасить глаза. Мысленно обругав себя за неосмотрительность, я прошла в ванную и стала смывать с лица остатки последствий сегодняшнего скандала. Глядя, как черные разводы исчезают с потоками теплой воды, я жалела о том, что не могу смыть грязь и боль с души так же быстро и легко.

Внезапно в кармане завибрировал мобильник. Я о нем вообще забыла. Вытащив его, я взглянула на дисплей и прикусила губу. Отвечать не хочется, но я не настолько жестока. Нажав кнопку, я прислонила телефон к уху и произнесла:

— Да, мам.

— Куда ты ушла? – мамин голос был спокоен, но я чувствовала, как тяжело ей дается сохранять это самое спокойствие.

— Это неважно. Я сегодня переночую у подруги. Даю нам обеим время обо всем подумать, — я говорила настолько беспристрастно, что испугалась своего собственного безразличия. При этом надеюсь, в голосе это не проскользнуло.

В трубке на несколько секунд повисло молчание.

— Хорошо, дочка. Но прошу тебя – будь осторожна.

Ничего не говоря, я сбросила звонок. Такие разговоры действуют мне на нервы, причем происходит это всегда одинаково.

В дверях появилась Настя.

— Опять с мамой поругалась? – она была явно встревожена.

— С чего ты взяла?

— Я вижу тебя такой только, когда ты ругаешься с мамой.

— Черт, да я постоянна! А где твои-то ненаглядные?

— У какого-то хмыря с маминой работы, юбилей отмечают.

— А младшенький?

— Спит уже давно. Ты на часы давно смотрела?

Ухмыльнувшись, я выключила воду и взглянула на нее, так и не удосужившись ответить на ее вопрос. Настя никогда не была мне близкой подругой, максимум, что нас объединяло – это совместное времяпрепровождение на третьей парте во втором ряду вот уже почти четыре года. Однако ей стоит отдать ей должное – когда у меня были проблемы, она никогда не захлопывала дверь перед моим носом. Только за это я была ей благодарна.

— Что собираешься делать? – спросила она.

— Не знаю! Я даже не представляю, где буду ночевать. Сначала этот вопрос нужно решить, а потом уже думать об остальном.

— Домой вернуться не вариант?

Подняв глаза, я очень выразительно посмотрела на нее. Та быстро опомнилась.

— Прости, дура я. Можешь остаться у меня, только в этом случае придется быть крайне осторожными. Если вернется мама и спалит, хана нам обеим.

— Нет, Насть, спасибо. Есть у меня одна девчонка, которая меня приютит. Дашь телефон? Мой баланс ушел в минус дней пять назад.

Она протянула мне свой навороченный iPhone, и мне в который раз стало стыдно за то, что в моем кармане лежат самые настоящие «дрова», которым лет больше, чем моим младшим сестренкам. Господи, только дай шанс – я сделаю все, чтобы мои дети никогда не думали о таких вещах.

Набрав номер, и прослушав монотонные гудки, мне все же удосужились ответить заспанным голосом.

— Привет! – сказала я и, не требуя отлагательств, изложила свою ситуацию.

— И какого черта ты до сих пор не у меня? Чтоб была через двадцать минут!

— Не выключай свет, буду по расписанию.

Отдав телефон, я поблагодарила Настю и вернулась в прихожую. Влезая в куртку и ботинки, я уже мысленно неслась по дороге, но вдруг волнительный голос подруги прервал поток мыслительных процессов в моей голове.

— Ты уверена, что поступаешь правильно?

— Что именно тебе кажется неправильным в моем поведении?

— Слушай, я не знаю, что произошло между вами там, но сейчас уже довольно поздно. К тому же твоя мама, скорее всего, уже крепко спит. Вернись домой, не делай глупостей.

Ее слова заставили меня задуматься, но тут бунтарская часть меня взорвалась, как это обычно и получается.

— Что ты так печешься то обо мне? Я прекрасно понимаю, что делаю.

— Ты можешь сделать только хуже! Поверь мне, я это проходила. Родители отказываются понимать то, что мы вырастаем. А если ты еще и брыкаться начинаешь, они становятся страшнее демонов.

Может, она и права. Но так не хочется это признавать. Я не вернусь, не смогу. Не хочу. Пусть думает, что хочет. Если все так, как она и говорит, то будь что будет.

— Спасибо за то, что впустила. Увидимся в понедельник.

Она посмотрела на меня и, видимо, убедилась в том, что переубеждать меня попросту бесполезно. Мне захотелось сбежать от нее как можно скорее, ибо полный пересказ Тургенева я могу в любое время послушать в исполнении родителей. Дополнительные порции мне не требуются. Вздохнув, Настя открыла дверь, обернулась и сказала:

— Надеюсь, за выходные у тебя все наладится.

Я сжала губы, пытаясь изобразить некое подобие улыбки.

— Я тоже надеюсь. Еще раз спасибо.

Улица встретила меня звездным небом и непривычно холодным ветром. Что ж, ничего удивительного, уже как-никак середина сентября. Но как жаль, что опять закончилось очередное лето. Я люблю лето. В летние дни моя жизнь беззаботна, спокойна. В ней есть яркие краски. Сентябрь для меня ознаменовал начало еще одной серой эпохи моей жизни – снова в ненавистную школу, снова сидение дома с младшими сестрами, снова беспросветная предсказуемость. На душе стало так горько, что я снова почувствовала на щеках теплые струйки солёных слёз.

Как бы мне хотелось оказаться сейчас в объятиях любимого человека. Того единственного, который понимает тебя лучше остальных и принимает такой, какая ты есть. Но так получилось, что у меня такого еще никогда не было. Еще в пору раннего переходного возраста мое сердце было отдано рисованному мачо из японского аниме. Мальчики из моего окружения мне казались слишком обычными, приземленными. Отдавать свою любовь и доверять сохранность своей души одному из таких вот индивидов? Ха-ха, три раза. Сейчас, через три года, я оглядываюсь на своих друзей и осознаю, что каждый из них уже встретил свою половинку, а кто-то даже успел ее пару раз сменить. А я, как неприкаянная, ношусь по этой жизни, гордо прижимая к груди собственное одиночество. Не сказать, что я от этого страдала. Просто мне тоже хочется, чтобы рядом был такой человек. Чтобы была такая любовь, как в романтических книжках. А кому не хочется? Обычное человеческое желание. Только мне вот известно, скоро ли оно исполнится.

Через несколько минут я уже была у двери подъезда той самой, которая ждала моего прихода. Набирая онемевшими от ночного холода пальцами номер квартиры на светящихся клавишах домофона, мне хотелось прилечь на мягкую кровать и уснуть до понедельника. Потом проснуться и чтобы все происходящее оказалось сном. Однако следует помнить, что это не кино. Хэппи-энда не будет.

Раздался противный свистящий звук, сигнализирующий о том, что дверь открыта. Проскользнув внутрь, я, как осторожная лиса, тихо взлетела на третий этаж. Черная железная дверь с пластиковыми циферками «24» была уже открыта, и из квартиры выглядывала высокая молодая девушка. Ее серо-голубые глаза не выдавали ни намека на то, что их хозяйка спала еще двадцать минут назад. Зато ее темные волосы, совсем недавно подстриженные под каре, взлохмаченные и торчащие в разные стороны, говорили об обратном.

Я виновато посмотрела на подругу и неуверенно прошла в квартиру

— Извини за внезапный визит. Когда я говорила тебе, что хочу придти к тебе в гости, мне было невдомёк, что все случится именно так.

Она устало улыбнулась и сказала:

— Ну, что ты в самом деле? Проходи на кухню, я тебя чем-нибудь горячим напою, а то ты трясешься, как осиновый лист.

Скинув легкую курточку, я повиновалась подруге. Здесь я бывала часто, а потому расположение комнат выучила наизусть. Попав на кухню, я присела за обеденный стол и глянула в окно. Там была непроглядная тьма. Удивительно, как я еще что-то различала в темноте. Через несколько мгновений в моих руках была кружка с горячим шоколадом, приятно согревшая замерзшие пальцы. Подруга, помявшись у рукомойника, подошла и села напротив, безмолвно наблюдая за тем, как я поглощаю горячий напиток из большой кружки. Мы сидели молча до тех пор, пока кружка не опустела.

— Спасибо, милая. Теперь мне тепло.

— Я рада.

Прикусив губу, я приготовилась рассказать ей обо всем, что произошло сегодня вечером:

— Знаешь, моя мама сегодня опять…

Внезапно она перебила меня:

— Нет, подружка, не сегодня. Поговорим обо всем завтра. День был очень тяжелым, насколько я понимаю, поэтому тебе сейчас просто необходим отдых.

Подумав несколько секунд, я кивнула. Взяв меня за руку, она отвела меня в зал. В комнате меня встретила уже расстеленный диван и милая пижама с поющими одуванчиками. Улыбнувшись, я быстренько переоделась и запрыгнула под одеяло. Вмиг мне стало так хорошо, что глаза слипались сами по себе.

— Теперь отдыхай. А обо всем завтра мне расскажешь. Как говаривала моя бабушка, утро вечера мудреней. Так что спи спокойно и ни о чем не переживай.

— Хорошо, — прошептала я.

Она ласково улыбнулась, подоткнула одеяло и почти вышла из комнаты, когда я прошептала ей вслед:

— Спасибо, Юлька. За все-все.

Обернувшись, она посмотрела на меня успокаивающим взглядом и тихо произнесла:

— Не стоит благодарности. Спокойной ночи, — и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

 

Как только мои глаза закрылись, я моментально отключилась. Все проблемы исчезли, будто их и не было, боль прошла, а все вокруг стало таким безмятежным и спокойным. И ничего не нужно больше. Все глубже проваливаясь в сон, я улыбалась про себя. Ночь, чужая и холодная, осталась за окном, а я осталась под крылом девчонки, с которой мы прошли через все мыслимые круги ада...

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: